Степан и Шут

Захотел было Шут рассмешить Степана. А Степан по улице шел. Вот Шут как выскочил из-за угла и давай рожи корчить, аж покраснел. Степан в ужасе засмеялся. «Удалось!»– подумал Шут и от радости потерял сознание. Тогда Степан нахмурился и быстро пошел дальше. Не дай Бог!

Posted in Uncategorized | Leave a comment

Памятный четверг

В четверг Степан по-привычке встал рано. Сел на краю кровати и  с полузакрытыми глазами стал искать тапки, нащупывая их носком. В процессе он вспомнил, что сегодня начался отпуск, долгожданный и заслуженный. Степан облегченно выдохнул, слегка растянул рот в улыбке и снова свалился на кровать.

Сон затянулся до полудня. Хорошо выспавшись, Степан встал, принял душ, достал из холодильника вчерашний бутерброд и неспеша стал его есть, не дожидаясь пока закипит чайник. За окном было пасмурно.

Отдыхать Степан не умел, поэтому день угрожал быть долгим и скучным. Программа телепередач не предлагала ничего интересного вплоть до девяти вечера. Степан задумался, чем бы ему заняться.

“А не поверить ли мне в Бога?” — сказал он вслух. Тут же засвистел вскипевший чайник. Степан понял — это сигнал.

Все время позднего завтрака Степан провел, как ему казалось, в благочестивых раздумьях. Он как умел осуждал мирское и сокрушался о греховности человеческой природы. Чуть даже не прочитал импровизированную молитву, но внезапно вспомнил, что в час дня должны давать повтор футбольного матча “Автострой-Маяк”.

“На сегодня хватит. Продолжу завтра.” — решил Степан. Ни завтра, ни послезавтра, никогда потом Степан не продолжил.

Так он стал атеистом.

Posted in Uncategorized | 1 Comment

Степан и дети

Где-то в час пятнадцать Степан решил завести ребенка. С третьей попытки ребенок завелся и уехал.

Posted in Uncategorized | Leave a comment

Как Коран изменил жизнь Степана.

Никак.

Posted in Uncategorized | Leave a comment

Степан читает новости

Саундтрек к Степан читает новости

Воскресное утро Степана началось, по-обыкновению, с кофе и интернет новостей. Сайт Тутбы сообщал, что 22-летний пассажир оказался зажатым в салоне Вольво. Автомобиль въехал в дерево в Мядельском районе Делоруси. “Ну и дела…” – вяло подумал Степан, сделал глоток кофе и представил деревенский пейзаж, извивающуюся дорогу и одинокое дерево после крутого поворота. Перед деревом с помятым капотом стояла Вольво. Внутри на пассажирском сиденье сидел молодой человек и грустно смотрел на зеленеющее за окном поле.

Из колонок на столе Степана лилась лирическая музыка.

Тут же сообщалось, что в Америке некий пациент сыграл на гитаре во время нейрохирургической операции. Степан допил остывающее кофе и мысленно перенёсся в Принстон-Плейнсборо, где доктор Хаус озадаченно смотрел на молодого человека со вскрытой черепной коробкой. В руке у пациента была гитара, к голове прикреплены электроды. Он по-американски приветливо улыбался и мягко перебирал струны. Мелодия выходила чуточку грустная, прямо как музыка у Степана. “Мда..” – произнес он, поставил кружку на стол и откинулся в кресле. Мир представился ему совсем пустым, за исключением пассажира Вольво и безголового пациента. Пассажир продолжал обреченно смотреть в даль из окна автомобиля. Откуда-то неслась музыка с легким налетом печали…

Posted in Uncategorized | 2 Comments

Степан и ресторан

“Золотой Феникс” назвать рестораном можно было с большой натяжкой. Степан все же натягивался и говорил себе, что обедает в ресторане. В действительности же это была типичная забегаловка с недорогой китайской едой. Довольно чистая, с искуственным камином в углу. Слева от камина обязательная дверь в уборную; ещё левее – прилавок, за которым суетливая китаянка быстро тараторила в телефон что-то про “вайт райс, ноу коук”. Пока заказанная Степаном курица и рис готовились, он сел возле окна и стал краем глаза разглядывал посетителей. Индусы, афроамерикански-настроенные личности, мексиканцы, поляки… В родной стороне такое разнообразие национальностей можно было увидеть только на тематическом плакате посвещенному дружбе народов. Здесь же – словно ежедневные делегации ООН свободно разгуливали по улицам. При этом “делегаты” одевались мягко говоря, неприлично буднично. Как и большинство жителей Велоруси, Степан был не очень готов к жизни в культурно-пестрой среде. Но всем велорусам известно – они с рождения очень толерантны.  Поэтому Степан всегда полагался на природный дар, предпочитая молчать и доброжелательно улыбаться.

Кассир-китаянка положила трубку и, вопросительно глядя на пританцовывающую перед прилавком чёрную женщину, произнесла “Да?”. “Можно к вам в туалет?” – в интонации чёрной Степану услышалась неподдельная нужда. Кто не был в подобной ситуации.

  • Туалет только для поситителей!

От сука, чуть было не выпалил, Степан. Тебя же вежливо спросили, что ж, ты жмотина не пустишь человека в сортир. Будь же человеком, вас что там, в Китаях состраданию не учат?

  • Ну пожалуйста, мне очень нужно!

    Степану стало жалко чуть ли не в присядку (для вида ли?) танцующую чёрную и он произнёс, обращаясь с кассирше:

  • Да пустите уж вы её…
  • Пожалуйста, – добавила чёрная.

Китайская сторона решила схитрить и сказала:

    • А он у нас сломан.

Степан внутренне возмутился. Он видел как минут пять назад из уборной выходил пожилой индус, а теперь он сломан? Ох косоглазая, сердился про себя Степан, что же за душа а тебя такая? Совсем сочувствия нет к ближнему. Коза…

Пока Степан молча читал морали китаянке, чёрная женщина сдалась и ушла. Настроение было подпорчено и Степан даже думал о том, чтобы больше никогда не есть в этом тараканнике.

    • Курица и белый рис. С собой.

Заказ Степана был готов. Он рассчитался, взял белый пакет с рисунком улыбающейся рожицы и направился к выходу. У одного из столов он остановился, чтобы перекинуть мелочь в другой карман. Пока Степан выуживал монеты из штанов, в ресторан зашёл чёрный подросток. Под руку он вёл небольшой велосипед. Степан нахмурился. Тут люди едят, а ты грязными колёсами с улицы, – начал он мысленно поучать…

“Можно воспользоваться туалетом?” – спросил мальчик у кассиршы. Степан удивился такому совпадению и решил специально замешкаться, вслушиваясь в разговор. В этот раз китайка сразу сообщила что туалет сломан. Врешь, ускоглазая. И, уже глядя осуждающе на чёрного и его велосипед он мысленно произнес: что ж это у вас всех чёрных с пузырем мочевым проблемы? И воспитания никакого, культуры – ноль. Таким туалет — за углом. Безобразие…

Возмущенным Степан покидал “Золотой Феникс”. Тоже мне ресторан! И публика та ещё – продолжал он молча кипятится. Так он решил больше туда не ходить.

Posted in Uncategorized | 6 Comments

Сон Степана

Когда Степан проснулся было уже позднее утро. За окном начинался теплый весенний день. Тень от жалюзи расписывала стены комнаты серыми полосами. Была суббота, вставать не хотелось. Степан продолжал лежать, размышляя о приснившемся ему сне.

А снилось Степану как он написал книгу. О чем была книга он не помнил, но скорее всего что-то из собственной жизни. Как и большинство людей с самомнением, Степан даже бодрствуя считал свою биографию достойной книги. Во сне же Степан и вовсе обнаглел и принес книгу Клинту Иствуду. В реальной жизни Степан прекрасно знал, где он, Жернов, а где Иствуд. Но во сне все равны и Клинт принял гостя в своей комнате в общежитии Минского Моторного Завода на “Автозаводской”.

–Неплохо, – сказал Клинт. – Очень неплохо. Я вижу фильм.

На Иствуде была застиранная до серости майка “боксерка” и синие спортивные штаны. Во сне он выглядел старым и усталым. Как впрочем и в жизни, что придавало сну реализма.

Степан воспринял комплимент мэтра спокойно. Во сне он достигал и не таких высот.

Клинт поднялся из кресла и вышел в коридор.

–Но, – продолжил он, переходя к критике, – я не думаю что на роль главного героя ты подходишь. Разглядывая свою лысеющую голову в зеркало он добавил: –Хотя роль второго плана очень даже возможна. Иствуд вопросительно посмотрел на Степана.

Степан вовсе не был обижен таким предложением, он молча кивнул в знак согласия и подумал что пора бы и встать. Время близилось к одиннадцати утра.

Позже Степан размышлял над своим сном. Он пришёл к выводу, что это знак. В знаки Степан верил, правда, в основном в дорожные и знаки препинания. Но этот знак явно говорил, что пора браться за давно брошенное дело.

На столе Степана Жернова появилась стопка чистых листов и синий автоматический карандаш фирмы “Staedtler”. Он был готов, только вот к чему?

Posted in Uncategorized | 4 Comments